Архивы уорхол - Robb Report

74-метровая суперъяхта Lady E — идеальная площадка для водных видов спорта

74-метровая суперъяхта Lady E — идеальная площадка для водных видов спорта

Суперъяхту «Lady E» удалось преобразить в более улучшенную версию. Для владельцев суперъяхты стоимость ремонта стала равноценной покупке новой лодки.

Улучшением суперъяхты занималась британская верфь Pendennis. Ремонт, начавшийся в октябре 2019 года, был продлён из-за глобальной пандемии. «Временное закрытие верфи и новые рабочие договорённости вынудили продлить ремонт», – говорит Кеннеди, капитан суперъяхты.

74-метровая суперъяхта Lady E - идеальная площадка для водных видов спорта

Тем не менее, ожидание того стоило. После ремонта Lady E стала на 6 метров длиннее. Главным дополнением стал пляжный клуб площадью 6,1 м² с большим баром. Стену пляжного клуба украшает доска для сёрфинга с изображением Мэрилин Монро, нарисованным художником Энди Уорхолом. На главной палубе располагается лаунж-зона площадью 11 м². Зона предлагает отдыхающим насладиться чарующим видом морских вод.

«Владельцы суперъяхты хотели, чтобы все гости участвовали в самых разных мероприятиях, наслаждаясь различными частными пространствами» – комментирует Кеннеди.

В распоряжении владельцев суперъяхты находятся парусное судно Wajer 55, новый G23 Air Super Nautique для вейк-сёрфинга, а также ховерборды, сибобы, водные мотоциклы и акваланг. Для поддержания здорового образа жизни в верхнем камбузе построили оздоровительный спа, турецкий хаммам и тренажёрный зал. Pendennis также добавил эксклюзивную интерфейсную систему на сделанную на заказ платформу iPad.

Кеннеди говорит, что поступило множество предложений о покупке обновленной яхты. Однако владельцы планируют оставить судно для мирового круиза.

Прежде всего, они хотят через компанию Burgess отдать в аренду лайнер для финала Кубка Америки. Burgess Yachts – один из лидеров индустрии, представляющий интересы владельцев крупнейших суперъяхт. С апреля-сентябрь владельцы продолжат своё кругосветное путешествие на острова Тихого океана. Затем, в ноябре, они достигнут Панамы, а зимний сезон проведут на Карибах. В июне 2022 года они планируют совершить круиз по Средиземному морю.

«Усовершенствованная яхта предлагает больше возможностей для семейного отдыха и занятий водными видами спорта», – говорит капитан. «Владельцы с удовольствием проводят время в кругу большой семьи, состоящей из трёх поколений».

Фото: Burgess Yachts

Редкие часы из личной коллекции Энди Уорхола уходят с молотка

Редкие часы из личной коллекции Энди Уорхола уходят с молотка

Как жители Франции в годы правления Людовика XIV восторгались королём, так и приверженцы Уорхола восхищались и искали одобрения у арт-дилера. Арт-директор журнала Warhol’s Interview Марк Балет работал с Уорхолом в 1980-х годах в Нью-Йорке. Он вспоминает, как пытался произвести на него впечатление, демонстрируя часы Jaeger-LeCoultre Reverso, которые он приобрёл в Швейцарии. «Я надел часы во время нашей встречи в студии «Фабрика», – рассказывает он Robb Report. – Я так хотел вызвать у него зависть. Но он взглянул на мою самую дорогую вещь и лишь пожал плечами: «О, да. У меня есть несколько таких часов».

Уорхол не соврал. После смерти арт-дилера в 1987 году от сердечной недостаточности в его особняке были найдены 313 часов. В 1988 году они вместе с 10 тысячами других предметов были проданы на 10-дневном аукционе Sotheby’s. Обилие прекрасных часов, принадлежащих лишь единственному владельцу, взбудоражило коллекционеров во всём мире. Коллекционеров интересовали не столько сами часы, сколько история, которую они хранили. По такому же принципу их оценивали на аукционе. Также на цену повлияли полная приключений жизнь Уорхола и его проницательный взгляд на вещи. Классические и изысканные часы заметно выделялись среди популярной эстетики, которую он отстаивал. Часы редко имели спрос на аукционах. Но когда они становятся центральным объектом среди прочих вещей, они тут же попадают в заголовки газет. Следующая возможность приобрести часы Уорхола представится 9 декабря на аукционе Christie’s. Разыгрываться будут 18-каратные золотые часы 1954 года Patek Philippe Ref. 570, подписанные компанией Hausmann & Co. Часы оцениваются примерно от $50 000 до $100 000. В 1988 году Sotheby’s продал их за $3100.

В прошлом году часы Уорхола Rolex Oyster 3525 из нержавеющей стали и розового золота были проданы на Christie’s в Женеве примерно за $470 000 долларов. «Это была самая высокая цена за часы, принадлежащие Уорхолу», – говорит часовой мастер Christie’s Реми Гийемин. Огромный интерес был вызван благодаря истории этой модели и туру по выставочным залам. Во время Второй мировой войны у британских военнопленных были конфискованы часы Rolex. Когда основатель Rolex Вильсдорф услышал об этом, он предложил возместить все часы моделями 3525. Хронограф Rolex дал заключённым возможность точно рассчитать время обхода «головорезов» и помог совершить «Великий побег» в 1944 году. Аналогичный «гражданский» экземпляр был продан на аукционе Monaco Legend Auctions два месяца спустя всего за $85 000.

«Если бы хоть одни из трёх часов Cartier Tank, которые носил Энди, поступили в продажу, это стало бы сенсацией, – говорит Гиймен. – Когда в 2017 году на аукционе был выставлен Cartier Tank Джеки Онассиса, он был продан за $379 500. Слава Уорхола наступила ещё при его жизни». 

Три золотые модели Cartier Tank – это, возможно, самая сокровенная находка Уорхола, выполненная в минималистичном стиле, так хорошо сочетающаяся с чёрным гардеробом художника. «У Уорхола была страсть к иконам, – говорит Кэмерон Барр, основатель и генеральный директор веб-сайта, посвященного винтажным часам, и выставочного зала Craft & Tailored. – Ему нравились вещи настолько же простые, насколько и сложные. Его часто фотографировали в рубашке Cartier Tank Louis. Рубашка впервые была представлена в 1918 году, но её дизайн неподвластен времени. Как он однажды сказал: «Я не ношу часы Tank, чтобы смотреть на время. На самом деле я никогда их не настраивал. Я ношу Cartier Tank потому, что это те часы, которые невозможно не носить»». Член семьи Картье и писательница Франческа Картье Брикелл вспоминает разговор с дизайнером часов, который работал под руководством её деда Жан-Жака Картье. Он описал стиль французского дома как «отсутствие ненужных мелочей». «Tank – прекрасный пример подхода «меньше – значит больше», – говорит она.

Уорхол был художником, издателем и коллекционером. Выбор его часов был особенно интересным. «Глядя на то, что он купил, становится ясно, что он был одержим дизайнерскими аспектами часового производства, – говорит Джон Рирдон, бывший глава часового отдела Christie’s, а ныне основатель Collectability, онлайн-рынка винтажных часов Patek Philippe. – Ему нравились фирменные знаки часовых мануфактур и классический дизайн. В мире Patek Philippe мы видим его вкус к классическим Calatravas, а также к более авангардным вещам, таким как часы из коллекции Gilbert Albert Ricochet. Patek Philippe 2526 с эмальерным циферблатом и подписью продавца Serpico y Laino Caracas – это то, что мне больше всего хотелось бы увидеть на аукционе. Его 2503 были проданы на аукционе в 2016 году за $75 000, так что его 2526 могли принести рекордную цену».

Редкие часы из личной коллекции Энди Уорхола уходят с молотка
Patek Philippe был одним из любимых брендов Уорхола, и его модель из 18-каратного жёлтого золота Ref. 2503 1952 года продана на Christie’s в 2016 году за $75 000.

История появления на рынке 313 часов столь же интригующая, как и жизнь Уорхола. Коллекция художника прекрасно отражает его глубоко эксцентричное поведение. Он начал покупать вещи, как только стал получать высокий доход. Уорхол часто персонализировал часы в своём собственном стиле. Например, надевал женские золотые часы Rolex поверх манжета рубашки. Однако никто из его круга не знал, сколько часов он собрал. «Первая партия часов была найдена в декоративном тканевом балдахине с бахромой над его кроватью. Вторая партия была обнаружена в поддельном дне ящика для файлов», – говорит Дарин Шниппер, старший вице-президент Sotheby’s в Нью-Йорке. «Важно помнить, что в то время на аукционах часы не пользовались большим спросом, – говорит она. – Люди тогда торговались за эти часы только потому, что они принадлежали Энди Уорхолу».

Один из ближайших друзей и сотрудников Уорхола Пейдж Пауэлл получила в подарок от него множество произведений искусства. Но несмотря на наследство, женщина всё же решила пойти на аукцион. «Я купила часы 1950-х годов с лицом Эна Отри за $1800», – вспоминает она. Для Пауэлл часы значат сильную связь с её покойным другом, который в детстве вёл альбом с фотографиями Отри и Роя Роджерса.

Уорхол регулярно и в большом количестве покупал часы на рынках и у дилеров вместе с банками для печенья, произведениями искусства американских индейцев и другими вещами. Он знал всех лучших дилеров мира и превратил шопинг в некий спорт, часто соревнуясь с другом, арт-дилером и коллекционером Тоддом Брасснером. В 2018 году Тодд Браснер погиб во время пожара, охватившего его апартаменты с предметами искусства в Trump Tower.

Уорхол предпочитал часы со схожими элементами. Например, он носил часы Tank только с определённым дизайном, предпочитал квадратные циферблаты от Audemars Piguet и Patek Philippe 1950-х и 1960-х годов. Также одним из его пристрастий была связь часов с искусством. Например, на экземпляре Patek Philippe 1970 года изображены фазы Луны (проданы за $22 000 в 1988 году). А на больших золотых овальных наручных часахAudemars Piguet 1973 года искажены римские цифры, словно они выпрыгнули из картины Дали (проданы за $37 400). Наряду с классикой в ​​коллекции были часы Bvlgari со спиральным браслетом из золота. На аукционе 1988 года их купили за $9900.

Среди брендов особенно выделяются Cartier и Piaget. Так, во время аукциона 1988 года коллекционеры купили пять часов Piaget, принадлежавших Уорхолу. Одни из них с золотым овальным корпусом и золотыми цифрами-палочками продолжили серию новых часов Piaget Vintage Inspiration. Линии оригинальной рамы Piaget – не квадратные и не круглые – находят золотую середину между шиком YSL Le Smoking и винтажным индустриальным декором Chrysler Building.

Сложно проводить сравнения между искусством Уорхола и коллекцией его часов. Согласно Artnet цены на его картины и гравюры неуклонно росли с 2010 года со средним ежегодным ростом на 12,5%. Silver Car Crash (Double Disaster) Уорхола 1963 года в 2013 году была куплена за $105,4 миллиона. В том же году, когда была совершена эта рекордная сделка, Christie’s начал проводить «флэш-аукционы» тысяч его мелких работ. Но «флэш-аукционы» не принесли огромной прибыли, многие были оценены в сумму менее $10 000. Часы Patek Philippe, безусловно, шикарны и высоко ценятся, но в сочетании с Уорхолом представляют мощную комбинацию. Это часы, повествующие историю арт-дилера, за которые ярые поклонники Уорхола готовы заплатить. В каком-то смысле часы Уорхола могут быть оценены выше, чем одна из его картин. Существуют десятки Maos и Marilyns, но только одни серебряные часы-авиаторы Longines for Wittnauer 1930 года выпуска, которые ему принадлежали.

На 976 страницах недавно опубликованной эпической биографии Блейка Гопника Warhol есть несколько отчётов о склонностях художника к хранению множества вещей. Говорят, он любил ходить с нагрудным карманом, набитым бриллиантами. Они никогда не видели дневного света. Ему просто нравилось чувствовать, что они там. Этот трепет гламура через физические ассоциации – это то, что он продолжил вкладывать в «бизнес-искусство», которое определило последние 15 лет его жизни: проекты с небольшим его участием, но с указанием его имени. Во многих отношениях аукционы Sotheby’s 1988 года стали воплощением идеи Уорхола. Сотни людей претендуют на часы, потому что они были выбраны им. Уорхол сделал классические часы ручной работы привлекательными. И для этого ему даже не нужно было быть там.

Автор: Марк К. О’Флаэрти/ Фото: Marina Grinshpun, Christie’s, Leslie Hindman/Sotheby’s