Архивы фотография - Robb Report

Фотохрупкость. Часть 2. Маргарет Бурк-Уайт и Альфред Эйзенштадт

Фотохрупкость. Часть 2. Маргарет Бурк-Уайт и Альфред Эйзенштадт

Современный человек, избалованный обилием технологических решений и широтой функций собственного телефона, давно обзавелся новыми привычками. Наиболее яркий пример – машинально потянуться к телефону, чтобы запечатлеть стремительно уходящий момент и оставить память о нем с собой навсегда. Связано ли это с развитием технологий или человеческой особенностью в привязанности к воспоминаниям? Может быть! Возможно, также это своеобразный способ с достоинством ответить быстротечности времени и хрупкости человеческого создания. 

Фотохрупкость. Часть 2. Маргарет Бурк-Уайт и Альфред Эйзенштадт
Источник фото:

В 1959 году журнал LIFE опубликовал фотографии Альфреда Эйзенштадта. На них запечатлена другой фотограф Маргарет Бурк-Уайт и ее ежедневная борьба, обусловленная болезнью Паркинсона. Утратив возможность фотографировать, Маргарет Бурк-Уайт обратилась к своему другу Альфреду Эйзенштадту с предложением сделать репортаж о том, как она проходит физиотерапию после операции. Репортаж, полный трогательных фотографий, продемонстрировал огромную силу духа, заключенную в хрупком, коварно подводящем своего владельца теле. 

Биография Маргарет Бурк-Уайт невозможна без употребления слова «первый». В 1930 году она была первым западным фотографом,получившимразрешение на съемку в Советском Союзе. Специализируясь на индустриальной фотографии, Маргарет Бурк-Уайт в качестве первого фотографа и помощника редактора журнала Fortuneпосещает СССР, наращивающего в то время промышленный потенциал.Однако индустриализация – лишь обстоятельства, при которых она наблюдает за людьми. Серия искусно сделанных фотографий заставляет людей сомневаться в том, делала ли эти снимки на самом деле женщина.

Титул первойженщины-фотографа в штате также оказывается в списке ее достижений. В 1936 году Генри Люс, американский журналист и основатель журналов TIMEи Fortuneприглашает Маргарет Бурк-Уайт в новый созданный им журнал LIFE, первый фотографический американский журнал. 

Весной 1941 она приезжает снова с целью сделать фотографии изменений, произошедших в СССРчерез 10 лет после ее первого приезда. Однако тема ее исследования кардинально меняется с внезапным нападением Германии на Советский Союз. Хрупкой оказывается и мирная жизнь. 

Маргарет Бурк-Уайт окажется единственным западным фотографом в СССР во время начала войны. Ей даже удается сделать фотографию Сталина с едва заметной улыбкой на лице. 

А в августе того же года, вернувшись в Америку, она станет первой женщиной-фотографом, получившим разрешение работать на полях сражения. 

«Несокрушимая Мэгги» – так ее прозвали коллеги после выхода в журнале ее автопортрета на фоне бомбардировщика.

Фотохрупкость. Часть 2. Маргарет Бурк-Уайт и Альфред Эйзенштадт
Источник фото:

За время своей насыщенной и плодотворной карьеры в качестве фотожурналиста Маргарет Бурк-Уайт освещала и Корейскую войну, и индо-пакистанский конфликт, а также была последним человеком, взявшим интервью у Махатма Ганди.  

Фотохрупкость. Часть 2. Маргарет Бурк-Уайт и Альфред Эйзенштадт
Источник фото:

Упомянутый ранее ее друг и коллега Альфред Эйзенштадт говорил, что ее сила заключалась в том, что не было задания или фотографии, которую она считала бы недостаточно важной.

Фотохрупкость. Часть 2. Маргарет Бурк-Уайт и Альфред Эйзенштадт
Источник фото:

Выбор Эйзенштадта в качестве фотографа для пронзительного репортажа о борьбе с болезнью Маргарет Бурк-Уайт не случайна. Выразительный в изображении неподдельных человеческих чувств со шлейфом светлой грусти, неисправимый оптимист Альфред Эйзенштадт – автор самых узнаваемых фотографий прошлого столетия. 

Фотохрупкость. Часть 2. Маргарет Бурк-Уайт и Альфред Эйзенштадт
Источник фото:

Мастерство многих фотографов не только в знании технических особенностей фотоаппарата, композиции и свете, но и в умении увековечить мгновение, проворно убегающее в прошлое. Альфреду Эйзенштадту удалось одержать редкую победу над временем и продлить мгновение на долгие годы своим снимком «Победа над Японией на Таймс-сквер» — самой знаменитой его фотографией, сделанной для журнала LIFEв 1945 г. Пойманная за поцелуем в атмосфере всеобщей эйфории пара моряка и медсестры, пожалуй, навсегда останется символом радости не победы, а окончания войны. 

Фотохрупкость. Часть 2. Маргарет Бурк-Уайт и Альфред Эйзенштадт
Источник фото:

Настоящая карьера фотографа Альфреда Эйзенштадта, некогда продавца пуговиц и ремней, началась в редакции журнала LIFE, где он долгие годы шлифовал свое мастерство, помещая сюжет и его суть в рамки одной фотографии. 

Его фотографии созданы с элегантной простотой, требующей истинного мастерства. Снимки, воспевающие благороднейшие чувства, свойственные человеку – сочувствие и веру в общее завтра, LIFEпомещал на обложку 90(!) раз. 

Фотохрупкость. Часть 2. Маргарет Бурк-Уайт и Альфред Эйзенштадт
Источник фото:

Непринужденность в своих работах Альфред Эйзенштадт создавал при помощи естественного освещения, дружелюбного отношения к героям своих съемок, задушевных бесед с ними и небольшой камеры Leica. «С этой маленькой камерой меня никто не воспринимает всерьез» – говорил он. 

Среди героев Чарли Чаплин, Бернард Шоу, Софи Лорен, ТомаcМанн и другие. Но не на всех обезоруживающе действовала приветливость Альфреда Эйзенштадта. Так, Черчилль пытался научить его, как нужно фотографировать, а Хемингуэй в порыве ярости грозился выбросить фотографа за борт лодки. Геббельс же, узнав, что его фотографирует еврей, моментально изменился в лице. И снова благодаря мгновению, пойманного кончиками пальцев Эйзенштадта, нам не нужны слова, чтобы все понять. 

Писатели, политики, дегустаторы чая, ученики балетной школы, студенты медицинского колледжа, молодые папы с младенцами на руках – все люди были интересны его по-детски любопытному глазу для создания небольшого, но чуткого рассказа, умещенного в одном кадре. 

70 лет из своих 96 Альфред Эйзенштадт посвятил фотографии, а точнее людям и их самым разным эмоциям, сумев с помощью своего небольшого фотоаппарата придать форму неосязаемому, неуловимому и бесконечно краткому мгновению. 

Фотохрупкость. Часть 2. Маргарет Бурк-Уайт и Альфред Эйзенштадт
Источник фото:

Автор: Жансая Толеухан

Фото: HA.com/life.com/icp.org/fortune.com

Визуальная поэзия фотографии. Часть 1. Эрнст Хаас и Робер Дуано

Визуальная поэзия фотографии. Часть 1. Эрнст Хаас и Робер Дуано

Одним из самых понятных форм в искусстве, возможно, является фотография. Не разбираясь в правилах композиции, технических подготовках для финального щелчка, зритель сразу воспринимает то, что изображено, перенимая настроение снимка – сопереживая или невольно умиляясь. Фотография обладает уникальной мощью воздействия на человека, используя визуальный язык, повествование на котором не требует перевода. 

Венский фотограф Эрнст Хаас возвышенными словами писал: «В каждом художнике есть поэзия и в каждом человеке есть поэтический элемент. Мы знаем, мы чувствуем, мы верим». «Зная», мы как ученые пользуемся логикой, «чувствуя» – словно поэты, скрепляем нескрепляемое интуицией, «веря» – принимаем, насколько человек ограничен в своих возможностях. 

Визуальная поэзия фотографии. Часть 1. Эрнст Хаас и Робер Дуано
Эрнст Хаас.

Не изображать реальность, а преобразовать ее, при этом настолько деликатно в равновесии с наукой и искусством, чтобы не деформировать ее суть – к этому стремился Эрнст Хаас, посвятивший почти 40 лет своей жизни исследованию движения и цвета. 

Карьера фотографа для Эрнст Хааса и первое признание приходится на послевоенное время, когда журнал «LIFE» обращает внимание на его фоторепортаж о возвращающихся с войны австрийских заключенных. Элегантно написанным письмом Хаас отклоняет предложение о работе штатным фотографом  в этом журнале в пользу независимого развития. 

В 1951 году Хаас переезжает в США эпохи «Техниколора», которая встречает его атмосферой, резко контрастирующей с послевоенной полуразрушенной  Европой. Обилие цвета и движения вокруг – голлидский блеск, экспрессионизм, журнальные обложки – предваряют новый этап в творчестве Хааса, который переходит от черно-белых снимков к цветным и становится одним из родоначальников цветной фотографии. 

В 1953 году Хаас публикует в том же журнале «LIFE» свое 24-страничное фото-эссе о Нью-Йорке, так сильно изменившем его.

А сам Хаас меняет привычный формат этого журнала, который впервые публикует настолько объемный фотоматериал. 

Динамичность кадров и в то же время безмятежность действия, расплывающиеся акварелью цвета отдаленно напоминают работы Эрнста Хааса на импрессионистов и абстракционистов (на мой субъективный взгляд).   

Помимо места своего перерождения – Нью-Йорка, другой излюбленной темой для Эрнста Хааса является коррида, бой быков. Арена как ничто иное идеально подходит для излюбленных фотографом экспериментов с запечатлением мимолетности движения и драматичной поэтичности происходящего.

На протяжении долголетней карьеры Хаас много путешествует и снимает для «LIFE», «Vogue», «Look», издает книги, представляет выставки в музее современного искусства, и конечно, свойственным ему прекрасным слогом пишет одухотворенные эссе, в которых делится опытом и видением своего ремесла. Эти эссе впрочем подходят не только для фотографии: «Никогда не ломайте голову над результатами! […] Не нужно пытаться поймать мыльный пузырь. Наслаждайтесь им в полете и будьте благодарны зыбкому существованию. Чем пузырь тоньше, тем ярче его цветовая гамма». 

Другой мастер Робер Дуано, также используя поэтические образы, рассказывает зрителям об окружающем мире.

Визуальная поэзия фотографии. Часть 1. Эрнст Хаас и Робер Дуано

В мире Робера Дуана нет посторонних людей – задумчивые прохожие, поглощенные своими мыслями, маленькая девочка, проказливо закрывающая рукой объектив, укрывающий зонтом свой инструмент человек – все они часть большого мира, обыденного в своей доброжелательности. 

Визуальная поэзия фотографии. Часть 1. Эрнст Хаас и Робер Дуано

«Все свою жизнь я весело проводил время, я создал собственный маленький театр». 

Одна из самых знаменитых фотографий «рыбака образов», как называл себя Робер Дуано – «Поцелуй у Отель-де-Виль», гимн торжества жизни. 

Несмотря на кажущуюся непринужденность и случайность фотографии, она была снята по просьбе фотографа позировать молодую пару на камеру. Фотография была опубликована в журнале «LIFE» и позже растиражирована на всевозможных плакатах и открытках. 

Робер Дуано, мастер гуманистической фотографии, отзывчивой к человеческим чувствам, родился в Парижском пригороде в 1912 году и на протяжении всей своей жизни трепетно лелеял идею о том, что спасение в любви. Своими фотографиями, на первый взгляд, отражающими обыденную жизнь, он обращает внимание на понятные каждому человеку чувства и добавляет в привычные картины будней немного эксцентрики, иронии и лиризма. 

Дуано отказывался от предложений работы вдали от дома, без которого, по его словам, он не мог жить дольше трех дней. А еще он говорил о своей глубокой привязанности к людям из пригорода, духу бульваров и бистро, которые наполняют ощущением доброты, жизнелюбия и гармонии.

Особое значение в творчестве Робера Дуано занимают дети, которых фотограф изображает с присущим им непосредственностью и естественной любознательностью. 

Сцена одной из фотографий воскресного неторопливого дня изображает маленькую девочку, которая портит кадр, прикрыв рукой объектив камеры фотографа. Однако сам фотограф, машинально разведший руки, даже рад. Маленькое событие в беззаботности выходного дня прекрасно передает то, каким видел родные места Робер Дуано. 

Визуальная поэзия фотографии. Часть 1. Эрнст Хаас и Робер Дуано

Другая фотография, сделанная Робером Дуано, изображает уже взрослого, но с той же непосредственностью – это фотография Пикассо, сделанная в Валлорисе. 

Все внимание обращено на иллюзию, сложившуюся между лежащими на столе батонами и сидящим за столом Пикассо, благодаря которой первый взгляд зрителя принимает батоны за руки художника. Обезоруживающая простота, абсурдность и юмор сделали эту фотографию одной из знаменитых в творчестве Робера Дуано. 

Визуальная поэзия фотографии. Часть 1. Эрнст Хаас и Робер Дуано

Как говорил сам фотограф: «Я пытался показать мир, в котором мне было бы хорошо, где люди дружелюбны, где я смогу найти те добрые чувства, к которым всегда стремился. Мои фотографии были доказательством, что такой мир мог бы существовать». 

Автор: Жансая Толеухан

Фото: www.ernst-haas.com/www.robert-doisneau.com