Устойчивое развитие диктует будущность в сфере роскоши не только в области дизайна жилого и коммерческого фонда, но и касаемо организации путешествий, производства продуктов и моды, поскольку молодые потребители отвергают пожирающие топливо бизнес-джеты и другие высокооктановые штучки. Никто не предлагает этой индустрии никаких конкретных научно обоснованных критериев, но всё больше и больше потребители, которые хотят иметь лучший выбор, выражают определённые пожелания: судно не должно бросать якорь, повреждающий морское дно, автономным курортам следует использовать солнечную энергию. Всё более популярными становятся города в Китае, где для транспортировки отходов применяют пневматические трубы вместо грузовиков, а также дизайнеры одежды, использующие повторно переработанные и восстанавливаемые материалы, которые становятся всё более востребованными по мере расширения интереса к подобным инновациям со стороны потребителей роскоши. 

Джон Брикер, креативный директор Gensler, одной из крупнейших в мире архитектурных компаний, отмечает нарастающее значение «мягких» факторов наподобие эмоциональной взаимосвязи и положительных ощущений, начинающих превалировать над такими жёсткими факторами, как цена.

«Миллениалы принимают решения, ориентируясь на мягкие параметры. И тут немаловажную роль играют их страстные увлечения». 

Эти тенденции предполагают, что в будущем образ жизни в роскоши может выглядеть и восприниматься иначе на всех уровнях, начиная со способов обслуживания служебных помещений, обеспечивающих жизненные процессы, до сути содержимого того, к чему мы прикасаемся и что вдыхаем. 

Города станут тише по мере замены топливных двигателей на электрические и вытеснения с улиц эффективными технологиями габаритных грузовиков. Сара Карри-Халперн, соучредитель нью-йоркской консалтинговой группы по отходам Think Zero, видит будущее практически без мусоровозов. Вместо этого, предполагает она, органические отходы будут перерабатываться на местах и использоваться в производстве энергии для зданий. 

Возобновляемая энергия станет обычным явлением для каждого дома. Аллесандро Паллаоро, управляющий директор компании Bizzi & Partners, говорит о появлении на крышах ветряных систем и располагаемых в стенах батарей, осуществляющих аккумулирование энергии, вырабатываемой фотогальваническими панелями. 

Под воздействием повседневных решений в рамках устойчивого развития и социальных вопросов зелёных газонов будет всё меньше. По мере нарастания прозрачности в сфере происхождения материалов и в количестве энергии, затраченной на их производство, это воздействие будет измеряться и оцениваться. И сертификация данного воздействия, как предлагает сиэтлский институт International Living Future Institute, будет требовать от многих построек регенерации, то есть позитивный эффект от их жизнедеятельности должен будет превышать негативный. 

«Если вы вкладываете большие деньги в дом класса люкс, вы хотите знать все параметры здания», – уверен Давид Брифель, директор архитектурной компании Gensler в Нью-Йорке.

У домов и офисов, прогнозирует он, будет всё более повышаться прочность и демпферность, чтобы противостоять неотвратимым глобальным изменениям климата: наводнениям, пожарам и ураганам. 

Gensler, ставящая перед собой цель однажды достигнуть нулевой зависимости от потребления воды и энергии в своих проектах, учредила директораты по устойчивому развитию по всему миру. Брифель, специалист по адаптивному вторичному использованию и дизайнер, аккредитованный руководством по энергоэффективному и экологическому проектированию, консультирует клиентов по вопросам архитектуры, обсуждая традиционные строительные техники, такие как утрамбовывание грунта и продуваемость внутреннего двора. 

Роскошь в эпоху устойчивого развития и глобального потепления
СТЕЛЛА МАККАРТНИ СОТРУДНИЧАЕТ С НЕКОММЕРЧЕСКОЙ ОРГАНИЗАЦИЕЙ CANOPY 
ДЛЯ ПОЛУЧЕНИЯ СЫРОЙ ЦЕЛЛЮЛОЗЫ, КОТОРАЯ ОБРАЗУЕТ ЦЕЛЛЮЛОЗНУЮ ТКАНЬ ИЗ СЕРТИФИЦИРОВАННОГО, ИСПОЛЬЗУЕМОГО НЕИСТОЩИТЕЛЬНЫМ СПОСОБОМ ЛЕСА В ШВЕЦИИ. 

Индустрия моды в целом, возможно, отстаёт, но и там появляются такие представители, как Стелла Маккартни, которая задала тренд экологически безопасного развития для своего эпонимического бренда. Давняя вегетарианка, она стала одним из первых дизайнеров, которые отказались от использования меха, кожи и перьев в своих коллекциях. Сегодня она продвигает новые материалы, наподобие mylo (искусственная кожа, созданная из грибов), используя пластик из выловленного океанического мусора и даже создавая манекены из дериватов сахарного тростника.

«Меня весьма увлекает работа над постоянной заменой материалов, являющихся общепринятыми в этой индустрии», – отмечает Маккартни в письме, в котором она описывает свои изыскания в области веганского шёлка и KOBA, растительного безмехового «меха», который также включает повторно переработанный полиэстер. – Я позиционирую себя ещё и как фермер, а не просто дизайнер моды. Не буквально, но в модной индустрии встаёт всё тот же вопрос получения урожая и его переработки. Только мы делаем это несколько иначе, чем в продовольственной отрасли». 

Президент и руководитель компании LVMH Бернард Арно назвал её эко- логичный подход основной причиной, по которой его компания решила инве- стировать в её бренд прошлым летом, после того как McCartney откололась от конкурирующей группы Kering.

«Мы уверены в большом долгосрочном потенциале её модного дома», – заявил Арно в июле, отметив, что не ожидает от Маккартни ничего, кроме сосредоточения на вопросах экологичности и этичности, помогающих определить направление развития LVMH.

И в этом контексте её ответственность перед Арно и исполнительным комитетом LVMH будет заключаться не только в консультациях по вопросам внедрения новых материалов, но и в выработке рекомендаций по потенциально перспективным инициативам. 

Маккартни гордится проведённой работой, приведшей к появлению эко- логичной вискозы, общепринятого текстиля, потребляющего в своём производстве порядка 150 миллионов деревьев в год. Она и ее команда провели три года, пока не нашли лес в Швеции, возделывание которого отвечает требованиям экологичности и предлагает полностью прозрачную цепочку поставок. 

Подобные примеры переоценки прогресса появляются давно. Прошло 13 лет с тех пор, как бывший вице-президент Альберт Гор выпустил документальный фильм «Неудобная правда», демонстрирующий, что миру грозит опасность от перегрева. Почти каждый президент со времён Джона Ф.Кеннеди предупреждал о необходимости сохранять экологию. Тот, кто, возможно, лучше всех сумел сформулировать сегодняшнее мышление целенаправленного потребительства, выразил это так:

«Человеческая идентичность теперь определяется не тем, что он делает, а тем, чем он владеет. Но мы обнаруживаем, что обладание вещами и их потребление не удовлетворяет нашего стремления к самоидентичности. Мы осознаём, что накопление материальных благ не в состоянии обеспечить полноты жизни, если в ней нет веры или цели». 

Об этом пророчески говорил президент Джимми Картер в июле 1979 года после 12-дневных миротворческих переговоров в Кемп-Дэвиде, отмечая справедливость двух основополагающих книг, находящих отклик и сегодня: Culture of Narcissism историка Кристофера Лэша и Small Is Beautiful экономиста Э.Ф. Шумахера. Заложенные там идеи стали нормой для многих миллениалов и потребителей поколения Z, поскольку формат кухни «с собственной грядки на стол» уже не просто идеал хиппи. 

Само понимание роскоши смещается и начинает охватывать продукты, которые раньше никак не относились к люксовым, как, например, искусственный мех. Даже королева Елизавета пообещала не заказывать новых нарядов с использованием натурального меха, что вполне логично, поскольку такие бренды, как Gucci, Prada, Michael Kors и Chanel, входят в число тех модных марок, которые не намерены более применять мех животных в своих коллекциях. 

За пределами столиц моды компании наподобие миннеаполисской Askov Finlayson также пытаются переосмыслить понимание роскоши в 21 веке. Основанная в 2011 году как бренд мужской одежды братьями Эриком и Эндрю Дайтон, чья семья некогда владела знаменитыми универмагами Dayton’s (на сегодняшний день часть сети Macy’s), компания Askov Finlayson вошла в списки лучших муж- ских магазинов страны. Но Дайтоны прервали прошлой осенью торговые операции для обновления имиджа и перезапуска своих представительств в качестве «первого ориентированного на защиту климата бренда верхней одежды» – вероятно, и как самого минималистичного. Существует три категории продукции: одежда (футболки и свитшоты), брендированные популярные головные уборы, которые являются частью кампании в защиту климата Keep the North Cold, а также зимние парки для мужчин и женщин. 

Материал этих парок практически на 100 процентов рециркулируемый, начиная с 3M-утеплителя, заканчивая водостойкими внешними материалами из полиэстера, ярлычками и даже зубчиками молнии. Легендарный исследователь Арктики Уилл Стигер, который возглавил первую экспедицию к Северному полюсу на собачьих упряжках, помог с техническими деталями, и это были соображения общемирового порядка: например, внутренний карман с технологией Present Mode, которая блокирует сотовые и Wi-Fi сигналы, и если поместить туда сотовый телефон, «клиент продукции Askov окажется вне зоны действия сети и останется в кругу друзей и семьи», – улыбается Эрик Дайтон, чей третий сын вот-вот появится на свет. 

Компания инвестирует в решение проблем изменения климата для покрытия «социальной стоимости» своего углеродного следа, применяя превосходящую калькуляцию администрации Обамы в размере порядка $43 на метрическую тонну (более чем в четыре раза превышающую оценки ООН для углеродистых производств), обеспечивая 110 процентов вложений в «защиту климата». 

Элитный конгломерат Kering обязался устранить негативные последствия своих производств, приобретая углеродные компоненты, которые помогут компенсировать неэкологичные аспекты, в том числе в процессах строительства из бетона и стали. К счастью, несоразмерность и спорность калькуляции этих компонентов дадут развиваться прямым альтернативам (таким как кроссламинированные панели, которые, по сути, являются многослойными клеёными деревянными элементами, достаточно прочными для создания высотных конструкций), как только пожарное законодательство адаптируется под новые технологии.

«Дерево усваивает углерод по мере произрастания, что великолепно, и это возобновляемый источник», – отмечает Крис Маквой, старший партнёр нью-йоркской фирмы Steven Holl Architects, специализирующейся на экологичных материалах.

Holl часто применяет геотермальные скважины для обеспечения теплом и охлаждения зданий, таких как Reach – пристройка к Центру Кеннеди в Вашингтоне, возведённая в 2019 году. 

Holl также разрабатывала строящееся здание Kinder Building для Музея изящных искусств в Хьюстоне, где были учтены все современные требования экологичности, искусно совмещённые со старомодными техниками и оригинальными формами. Так, фасадные 30-дюймовые стеклянные трубы, расположенные в трёх футах от бетонной стены здания, создадут охлаждающий контур и защитят от печально известной хьюстонской жары, не пропустив порядка 65% солнечных лучей во внутренние конструкции. На верхнем этаже непрозрачный шарообразный купол будет фильтровать солнце, распределяя свет по галереям так, чтобы в дневное время искусственное освещение не требовалось (хотя кураторы заказали отдельные осветители для экспонируемых объектов). 

Роскошь в эпоху устойчивого развития и глобального потепления
КОГДА ВЫ ПОСЕЩАЕТЕ ЛЮБОЕ МЕСТО И НАСЛАЖДАЕТЕСЬ ТЕМ, ЧТО МОЖЕТ ПРЕДЛОЖИТЬ ЭТА СРЕДА, ВЫ ХОТИТЕ БЫТЬ АБСОЛЮТНО УВЕРЕННЫМ ЧТО ОКРУЖАЮЩАЯ СРЕДА ТРАНСФОРМИРУЕТ ВАС, А НЕ ВЫ ТРАНСФОРМИРУЕТЕ ОКРУЖАЮЩУЮ СРЕДУ. 

Встраиваемые окна, арочные переходы, естественное освещение и сквозная вентиляция не новы.

«Большинство из этих элементов используется издревле, – подчёркивает Маквой. – В 40-х и 50-х мы разработали так называемое воздушное кондициониро- вание. Это было ужасное решение, и теперь мы пытаемся избавиться от него». 

Забота об экологичности находит своё отражение и в фешенебельной меблировке. Дизайнерские коллекции Ахилла Сальвани исключают синтетический клей, лакировку и сварку. Большинство из его изделий изготавливаются в Риме, но иногда он обращается к фабрикам поблизости от своих клиентов, следуя принципам кухни «с грядки на стол». 

Дальние путешествия также являются одним из чрезвычайно неэкологичных процессов роскошного образа жизни, поскольку на туризм приходится порядка 8% глобальных выбросов парниковых газов. Основную проблему представляет авиация. Возникшей прошлым летом шумихи вокруг путешествия на частном самолёте принца Гарри и Меган, герцога и герцогини Сассекских, стало достаточно, чтобы вынудить королев- скую пару уже в сентябре лететь коммерческим рейсом. И, похоже, всё большее количество путешественников из числа широко известных будут сталкиваться с подобного рода протестами в будущем подобно тому, как носящие меха подвергаются обливанию красной краской со стороны борцов за права животных.

«Я против путешествий, – заявляет Брифель из Gensler, который надеется увидеть торжество местных поездок: предпочтение посетить близлежащие объекты вместо выезда на другие континенты по аналогии с предпочтением в пользу местных продуктов. – Хотя, возможно, это попытка выдать желаемое за действительное». 

Возможно. Тем не менее экологически ориентированная французская круизная компания Ponant, основанная в 1988 году группой моряков, энергично продвигает идеи организации походов к чувствительным регионам мира от Арктики до Соло- моновых островов с соблюдением всех мер экологической безопасности. Люксовые экспедиционные корабли Ponant классифицируются как «чистые суда». Их самая инновационная модель, спускаемая на воду в 2021 году, будет использовать электрические силовые установки у береговой линии и сжиженный природный газ для дальних переходов, утилизировать отходы в бумажных пакетах и при необходимости применять для удержания стационарной позиции в море динамические системы позиционирования вместо якоря. 

«Экологичность – это не просто корпоративное кредо, – заверяет Навин Сауни, генеральный директор компании Ponant на американском направлении. – Это буквально образ жизни. У нас симбиотические взаимоотношения с океаном». 

Ponant взаимодействует с сообществами по месту швартовки судов, так что они легко находят взаимопонимание и на суше. В Африке это компания Wilderness Safaris, 36 лет управляющая лагерями в Ботсване, Намибии, Замбии и Зимбабве. Впервые она представила лагеря с малым воздействием на окружающую среду в 1985 году и предприняла широкомасштабные меры по обеспечению полной экологической безопасности за последующие десятилетия, работая над снижением отходов и углеродных выбросов, рассказывает Нил Мидлейн, менеджер по экологии южноафриканской группы компа- нии. Солнечные батареи заменили большинство дизельных генераторов, обеспечивающих лагеря энергией; 18 лагерей на 100 процентов на солнечной энергии. Сточные воды проходят предварительную очистку в установках с бактериальными системами очистки воды. Гламур – это не просто маркетинговый ход, хотя организация сафари и котируется как сервис класса люкс. 

Wilderness Safaris отказалась от использования пластиковых упаковок в пользу натуральной альтернативы Buzz Wraps (изготавливаются из пчелиного воска) и предлагает гостям биоразлагаемые кофейные чашки из кукурузного крахмала, применяет стеклянную тару для воды и разработала конструкцию лагеря, который можно развернуть и демонтировать с минимальным воздействием на окружающую среду так, что эти территории возвращаются в первоначальное природное состояние в течение трёх месяцев. 

Лэнс Хосни, сотрудник LEED и один из экологических гуру компании Gensler, изучил, как тактильные ощущения стимулируют физическое здоровье и эмоциональное благополучие. Он является автором книги 2012 года The Shape of Green, которая исследует взаимосвязи между архитектурой, экологией и красотой. Как ни парадоксально, но Хосни предполагает, что сохранение экологии, исключающее чувство лишения, является признаком полноценной роскоши, что можно назвать «баловством без чувства вины». 

«Существует искажённое восприятие, что сохранение экологии – это некая жертва, – поделился он с Robb Report, отметив, что зелёная жизнь желательна просто потому, что приносит ощущение добродетели. – Мы любим что-то не за энергоэффективность или биоразлагаемость. Мы любим это за свет в головах и сердцах».

Текст: КРИСТИНА БИНКЛЕЙ

Иллюстрация: ДАВИД БОННАЗИ